Если в 1993 году, за год до гибели Николаса, в среднем лишь 6,2 человека на миллион давали разрешение на изъятие органов, то к 2006 году эта цифра составляла уже 20 на миллион жителей.

Площадь Николаса Грина в Кассино — одно из многих мест в Италии, которое носит его имя. Изображение: Reg Green

Имя Николаса продолжает жить

В общей сложности в Италии более 120 мест названы в честь Николаса Грина: 50 площадей и улиц, 27 парков и садов, 27 школ, 16 иных памятников и сооружений, в том числе мост, амфитеатр и даже лимонное дерево.

Этот сад в Турине тоже посвящен Николасу. Изображение: Reg Green

Редж и его жена Мэгги решили, что их дочь Эленор не должна расти одна, и родили двойню — Лору и Мартина, которым в мае исполняется по 21.

«Конечно, в моем сердце поселилась печаль, которой там раньше не было, — признается Грин, — и я никогда уже не буду абсолютно счастлив. Ведь даже когда мне очень хорошо, я думаю: было бы лучше, если бы Николас был с нами».

Его успокаивает лишь l’effetto Nicholas — эффект Николаса.

«Я верю, что каждый раз, когда эта история звучит по радио, появляется в газете или на ТВ, кто-то из слушателей обязательно примет правильное решение. Ведь если они никогда не слышали и не думали о донорстве, они скорее скажут «нет».

Редж с Марией, которой пересадили печень его сына. Через 4 года после операции она родила сына, которого назвала Николасом. Изображение: Reg Green

Источник: deadbees.net