Если ты спросишь ровесниц своей мамы о том, какое слово больше всего пугало их в юности, то в ответ, скорее всего, услышишь безобидный термин «медосмотр». Потому что в кабинете гинеколога девочек не ждало ничего хорошего. Всех девочек, но в особенности тех, кто уже попрощался с девственностью. Современным юным барышням незнаком этот страх. Пока. Только пока.1_resultТолько для девочек

Следственный комитет России предложил Минздраву информировать правоохранительные органы о выявленных ими признаках вступления в половую жизнь пациентов, не достигших 16 лет. То есть если на прием к гинекологу придет девочка, уже потерявшая девственность, врач должен будет сообщить об этом в полицию. Зачем? Таким образом следственный комитет собирается раскрывать преступления sексуального характера в отношении несовершеннолетних. Но кто эти несовершеннолетние? Разумеется, девочки. Только девочки. Ведь для того, чтобы выяснить, вступал ли уже в половую связь мальчик, нужно провести длительную и сложную экспертизу, но, судя по всему, этим никто заниматься не будет. Ведь глава управления процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений СКР Евгения Минаева в своих пояснениях упоминала только девочек.

Мы спасем тебя от твоего Ромео!

По словам Минаевой, большинство преступлений, попадающих под действие статьи 134 УК РФ («Половое сношение и иные действия sексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста»), остаются нераскрытыми. И в этом тоже виноваты сами девочки. Ведь они «скрывают такие факты в силу природной стеснительности». Видимо, предполагается, что девочка непременно должна уведомить общественность о том, что она начала половую жизнь. И непременно пояснить, с кем, когда и как. А вдруг это было насилие?

На самом деле закон 1993 года № 5487−1 «Об охране здоровья граждан» уже позволяет медикам сообщать в правоохранительные органы данные о пациенте, если есть основания полагать, что по отношению к нему были совершены противоправные действия. То есть если врач видит следы явного sексуального насилия, он должен сообщить об этом в полицию. Особенно если речь идет о несовершеннолетней пациентке. Но С. К. предлагает сообщать в полицию обо всех несовершеннолетних пациентках, уже ведущих половую жизнь.

При этом в РФ не существует закона, который запрещал бы интимные отношения между несовершеннолетними. То есть, если обоим партнерам от 14 до 17, они вправе заниматься sексом. Только вот если инициатива следственного комитета будет одобрена, девочке придется доказывать, что ее партнер тоже несовершеннолетний. Позвольте, а как же ее «природная стеснительность»? Да черт с ней. Начала половую жизнь — изволь объясняться в полиции. Докажи им, что твой парень не преступник.

Девочки, строимся в шеренгу, снимаем трусы…

Мы все понимаем, конечно, что растлителей нужно наказывать. И мы понимаем, что у правосудия крайне мало шансов этого растлителя наказать, ведь жертва молчит. Но почему она молчит? Действительно ли дело в ее «природной стыдливости»? Нет. Дело в нас. Жертвы преступлений сексуального характера не сообщают о насилии не потому, что так им велит некая «женская природа», а потому, что знают: общество обвинит их самих. Не так оделась. Не с тем встречалась. Спровоцировала. Причем это происходит даже со взрослыми женщинами, так что же говорить о девочках?

Что мы, взрослое общество, должны сделать в этой ситуации? Наверное, мы должны показать жертве, что мы на ее стороне. Что мы защитим ее и поддержим. Что мы обвиним насильника, но никак не ее саму. Что мы непременно накажем его и поможем ей восстановиться после этого страшного события. Мы должны делать это, и тогда жертва придет к нам за помощью. Мы должны, но мы не делаем.

Вместо этого мы предлагаем всем девочкам немедленно сообщить нам все подробности интимной жизни. А мы — взрослые — сами будем решать, жертвы они или нет. Заставим всех снять трусы и полезем под юбки с лупами: точно-точно он тебя не насиловал? Точно он тоже несовершеннолетний? А не врешь ли ты нам? Дай-ка нам поглубже влезть к тебе в вагину, а то твоя природная стыдливость мешает нам план по раскрытию преступлений выполнять.

Окровавленные простыни на воротах

По сути, эта инициатива возвращает нас во времена дремучего патриархата: тогда родители невесты после первой брачной ночи вывешивали на всеобщее обозрение окровавленную простыню — чтобы все желающие убедились в самом главном: девушка сохранила невинность до брака и не опозорила семью. Сегодня, в XXI веке, девушкам предлагают выставлять на всеобщее обозрение потерянную девственность: общество должно разоб